OSP-Scata
Harbinger of Modification
(выкладываю по принципу "а чего бы нет?")
Встрялкер - это, конечно, основное моё творческое занятие в данное время, но есть и другие проекты. В том числе это - короткий фанфик, возникший из совершенно рандомной упоротой идеи касательно Варфрейма. Писать его я старалась более-менее серьёзно, но с описаниями гринирских интерьеров у меня так себе. Ещё поэкспериментировала с написанием от первого лица. Собственно:

Название: Искусственный Естественный интеллект
Жанр: экшен и немного юмора
Краткое описание: Тэнно - лучшие воины Солнечной системы, выходцы из древних времён погибшей Империи Орокин. На их стороне могущественные технологии, включая особый экзоскелет-варфрейм и личный космический челнок, управляемый "цефалоном" - искусственным интеллектом эпохи Орокин. Некий Тэнно отправляется на задание по приказу таинственной наставницы, Лотос. Но по завершении задания, когда наступает пора бежать с вражеского корабля, личный шаттл почему-то не прилетает...



Я – Тэнно, воин из древних времён Империи Орокин, носитель экзоскелета-«варфрейма». Такие, как я, были созданы для того, чтобы поддерживать баланс сил в Солнечной системе. Кто-то зовёт нас хранителями порядка, кто-то – демонами Бездны, а кто-то – просто наёмниками, предавшими былую честь. Кто прав? Я не знаю.
Я знаю только то, что меня зовут Раунек-Ка, я управляю варфреймом Некрос, и меня вытащили из криосна на Земле. Есть обрывочные воспоминания о великой войне, которую вела Империя Орокин с… кем-то. И всё. Мои братья и сёстры по оружию знают о себе не больше моего: криосон повредил память всех Тэнно. Почему нас в этот криосон погрузили, как погибла Империя (сохранившиеся обрывки воспоминаний позволяют понять, что Старую Войну они выиграли… благодаря нам в том числе), кто такая Лотос, чьи приказы нам приходится исполнять – мы этого не знаем. Но я хочу выяснить. Особенно после встречи с таинственным воином – или, скорее, охотником, который неожиданно атаковал меня, когда я выполнял очередную задачу Лотос. До сих пор вспоминаю это и внутренне содрогаюсь. Тэнно не знают страха ни перед одним обычным врагом, но это… этот враг был необычным.
То задание начиналось, как всегда – мой челнок «Лизет» скрытно подлетел к гринирской базе, размещённой на одном из многочисленных спутников Сатурна, я высадился, взял модуль данных и отправился на поиски главного сервера в местной компьютерной сети, который мне надо было взломать (вернее, задача собственно взлома была слишком сложна для Тэнно, поэтому требовалось обеспечить Лотос доступ при помощи того самого модуля). Я продвигался вглубь базы, по возможности избегая встреч с вражескими солдатами, но когда это было неизбежно – моё оружие и силы, дарованные мне варфреймом, позволяли с ними справиться. Всё шло хорошо, когда в одном широком коридоре вдруг замигал свет. Не то чтобы это было удивительно, но… странно. А потом в моём коммуникаторе раздался голос. Искажённый, словно пропущенный через какие-то преобразователи, низкий и хриплый.
– Я знаю каждое твоё движение, Раунек-Ка…
Связаться со мной напрямую, по этому каналу, могли только Лотос и Ордис – искусственный интеллект «Лизета». Голос явно не принадлежал никому из них.
– Кто ты?! – выкрикнул я, в последний момент одёргивая себя – привлекать внимание гриниров раньше времени не следовало. – Как ты со мной связался и что тебе нужно? – я спросил уже тише.
«Голос» ответил лишь на второй вопрос:
– На твоих руках кровь Нефа Эньо, Раунек-Ка. Ты ведь помнишь его? Неужели думал, что это не повлечёт за собой… последствий? Как и то, что вы сделали с Империей Орокин? Ты мог забыть, но ты не невинен…
Стоп! Неф Эньо, сержант армии Корпуса, которого Лотос приказала убить, мотивируя это тем, что он ударился в изучение технологий Орокин. Я убил его… и после этого мне по личной почте пришло странное письмо от анонимного отправителя. Заголовок его гласил «Сержант Неф Эньо», а текст содержал единственную фразу: «Твои действия имеют последствия…». Я счёл это письмо обыкновенным спамом и удалил его. Неужели отправитель всё-таки настроен всерьёз?
– Постой, я не понимаю… Что мы сделали с Империей? О чём ты? Объясни!..
– Я – расплата за ваши грехи, Тэнно! – выкрикнул таинственный голос, свет мигнул ещё раз, а двери коридора оказались заперты. Я бросился к компьютерной панели управления, чтобы отпереть их, но тут он появился.
Если он и не был Тэнно, то, во всяком случае, владел технологиями Орокин и был способен обращаться с варфреймом. Его экзоскелет напоминал модель «Экскалибур», но в чёрном окрасе и с другим шлемом. И окутанный облаком чёрного дыма. В руках этот воин держал лук незнакомой мне модели, на бёдрах крепились метательные ножи, за спиной висела коса. Он прицелился и выстрелил, не тратя времени впустую.
Перекатившись, я ушёл от стрелы и спрятался за ящики, пользуясь кратковременной передышкой, чтобы воззвать к своим силам. Из ниоткуда рядом со мной возникли семь теней – творение технологий Орокин, особые наноботы, копирующие уничтоженных мною врагов. Эти изображали гринирских солдат. Управляемые мною тени рассредоточились по коридору, ведя огонь по пришельцу. Он же… просто поднял вверх сжатый кулак, выпуская волну энергии, и призванные «тени» попросту исчезли!
– Твои силы Тэнно бесполезны против меня, – надменно прокомментировал незнакомец и вдруг рванулся вперёд, взмахнув косой. Каким чудом я увернулся от этого удара, сам до сих пор не понимаю. В следующее мгновение я перешёл в наступление сам, выпустив в противника очередь из моей штурмовой винтовки. От части пуль он уклонился, но часть всё же достигла цели, и это явно побеспокоило странного воина – он вдруг окутался аурой яркой энергии, приняв медитативную позу. «Как Никс» – осенило меня, и я со всей быстротой, на какую был способен, отпрыгнул назад, вновь укрывшись за контейнерами. Раздался взрыв, ушедший в пустоту.
В следующее мгновение воин ринулся ко мне с косой наизготовку. Я выхватил собственный меч, парировал его удар, попытался поразить его самого колющим выпадом… тот увернулся и вдруг ударил меня древком косы под рёбра так, что у меня перехватило дыхание. Следующий удар рассёк броню моего варфрейма и нанёс глубокую рану. Истекая кровью, я всё же кое-как отбил следующий удар, который уже гарантированно был бы смертельным, и, схватившись за винтовку, выпалил врагу в грудь всю обойму. Его энергощиты и броня не выдержали, и загадочный воин повалился на пол, заливая его хлещущей из ран кровью. Из последних сил он прохрипел:
– Нет! Это… невозможно!..
Я поднялся, зажимая рукой рану в груди и боку, и шагнул к поверженному противнику, намереваясь добить его по всем законам чести Тэнно – отрубив голову мечом. Но незнакомец вдруг исчез, словно испарившись в облаке чёрного дыма. Свет в коридоре мигнул ещё пару раз, после этого подача энергии наладилась, будто ничего и не было. О только что произошедшей схватке напоминали лишь следы и лужа крови на полу, а также… лук! Лук этого таинственного воина и пара стрел, которыми он промахнулся, паля по мне.
Я был слишком сильно ранен, чтобы продолжать миссию, поэтому пришлось связаться с Ордисом и запросить срочную эвакуацию. Лук и две найденные стрелы я прихватил с собой, чтобы изучить.

Эта встреча глубоко запала мне в память (а скажите, кому бы она НЕ запомнилась?!). В особенности – слова незнакомого воина, столь похожего на Тэнно, о некоей вине, якобы лежащей на всех нас, и о том, что он мстит нам за прошлые грехи. Какие это могут быть грехи? Как погибла империя Орокин и не могли ли мы, Тэнно, приложить к этому руку каким-либо образом? Я решил попытаться узнать.
Сначала я, естественно, связался с Лотос, но она заявила, что ничего не знает об этом воине. У меня никогда не было причин обвинять её во лжи, но что-то в этих словах показалось мне… недостоверным. Впрочем, допытываться я не стал, а вместо этого начал искать другие источники информации. Мои товарищи по оружию из клана с этим воином ещё не встречались, но им тоже приходили странные анонимные письма с тем же самым текстом – «Твои действия имеют последствия». Их я мог только предупредить об исключительной опасности этого противника – рассказать мне что-то новое они не могли.
А потом я вышел на нечто, именуемое цефалоном Судой. Искусственный интеллект того же типа, что и управляющий «Лизетом» Ордис, только более мощный (а ещё с женским голосом и характером). И основным занятием Суды было накопление знаний. То, что нужно! Правда, делиться информацией с первым встречным в наше непростое время не желает никто… поэтому я теперь работаю на Суду, собравшую вокруг себя довольно много помощников и последователей. Надеюсь, в её обширной базе данных отыщется что-то о падении Орокин и об этом тёмном воине, мстящем Тэнно.
Кстати, лук его оказался превосходным оружием. Я с помощью Ордиса и систем корабля изучил его устройство и смог воссоздать к нему стрелы – точь-в-точь как те, что я нашёл на полу коридора после нашего боя. Интересно, кто разработал этот лук и эти стрелы?.. Они обладали не заострённым, а плоским наконечником, настолько острым, что могли разрезать любую броню и отсекать конечности жертвы. Мне повезло, что ни одна из этих стрел не попала в меня! Научиться владеть таким луком было не слишком-то просто, но Тэнно должен уметь обращаться с любым оружием – и я научился.
Я в очередной раз тренировался со своим (теперь – своим) луком в нашем клановом додзё; мои немногочисленные соратники отдыхали, вернувшись с очередных заданий, порученных им Лотос. Для меня заданий уже неделю не было, и мне это наскучило. Я – Тэнно, я был создан, чтобы сражаться, да и мои раны уже зажили. Будто мироздание читало мои мысли – в коммуникаторе вдруг раздался ровный голос Лотос:
– У меня есть для тебя задание, Тэнно. Возле астероида Седны сейчас находится тяжёлый крейсер Гринир под идентификационным номером 76423, подозревается переброска войск или смена военных планов. Ты должен пробраться на него и получить данные о текущих приказах командования. Задача ясна?
– Да, Лотос. Уже иду, – в принципе, можно было и не отвечать, если нет вопросов, но я привык подтверждать словами своё понимание. Похищение военных данных, значит… В прошлом мне уже приходилось шпионить и за гринирами, и за Корпусом: пробраться на объект, взломать подходящий терминал, выкачать нужные данные и скрыться раньше, чем враги поймут, что их государственные тайны уже в чужих руках. А дальше Лотос найдёт им применение… и наверняка сорвёт планировавшуюся важную операцию, лишив таким образом одну из сторон военного преимущества. Так Тэнно и сохраняли баланс сил в системе – чтобы ни одна сторона не одержала верх в войне и не поработила все планеты.
Я отыскал собственный шаттл «Лизет» во взлётно-посадочном отсеке кланового додзё и взошёл на борт. Меня, как обычно, приветствовал бортовой цефалон – Ордис:
– С возвращением, Оператор!
Мне показалось, будто Ордис отреагировал на моё появление чуть позже обычного, но я не счёл это заслуживающим внимания и просто ответил:
– У меня задание, Ордис. Летим на Седну, возле неё сейчас находится гринирский крейсер #76423, на который мне нужно проникнуть.
– Как скажете, Оператор. Кстати, пока вы отсутствовали, я провёл базовую диагностику всех систем корабля. Ремонт не требуется, повреждения символические. Не стоит благодарности.
Иногда я считаю, что Ордис слишком уж самостоятельный. Я ведь не просил его проводить эту диагностику! Хотя жаловаться не на что – он отменно пилотирует «Лизет» и следит за состоянием корабля. Ничем не хуже живого пилота… и даже лучше, ибо ни одному человеку, даже Тэнно, не достичь внимательности и скорости реакции искусственного интеллекта. Но, по правде говоря, этот искусственный интеллект уже практически не отличается от естественного – во всяком случае, личностью и характером Ордис явно наделён (и далеко не самым лучшим!).
Прежде чем я дал Ордису окончательный приказ лететь, я задумался, не позвать ли кого-то из клана на помощь в задании, но отбросил эту идею – с такой миссией я могу справиться и в одиночку, если буду осторожен, а друзьям нужно отдохнуть после того, как они несколько дней, практически без поддержки, обороняли от сил Корпуса найденный на Марсе древний артефакт Орокин. Когда Лотос наконец смогла выслать нескольких Тэнно в помощь Рэйн и Мэджику, они уже были изранены, обессилены и держались против врагов буквально на честном слове. Нет, их беспокоить не стану – твёрдо решил я и сказал Ордису:
– Отправляемся, я пойду один.
Если бы я только знал, чем это закончится…
Полёт и высадка прошли, как всегда, быстро и гладко – «Лизет» за каких-нибудь пару часов одолел весь путь от окраины Солнечной системы до астероида Седны и незаметно состыковался с массивным гринирским кораблём прямо над служебным люком. Я аккуратно вскрыл его, пробрался внутрь и вновь заварил за собой люк, после чего «Лизет» отстыковался и улетел – Ордис искал помещение, подходящее для встраивания незаметной для систем защиты капсулы эвакуации (сам «Лизет» будет, как обычно, скрываться от обнаружения где-нибудь на астероиде). А мне предстояло отыскать терминал, с которого я мог бы проникнуть в компьютерную сеть и выкачать оттуда нужные данные на дата-модуль.
Гриниры явно поголовно страдают гигантоманией: огромные военные корабли, огромные пушки, многочисленные армии… Я бы просто заплутал здесь, если бы не Лотос – она вывела мне на интерфейс шлема карту с указанием пути до «серверной». Теперь я крался по коридорам гринирского корабля, держа наготове лук, отнятый в бою у «Охотника» – так я решил его называть, за неимением более подходящего названия.
Автоматическая дверь открылась при моём приближении, и я осторожно выглянул в открывшийся передо мной перекрёсток двух коридоров. По поперечному коридору расхаживали два гринирских солдата с автоматическими винтовками «Граката» в руках. Меня они не видели, но один обратил внимание на открытую дверь и, что-то сказав на своём языке второму, направился прямо ко мне. Я быстро взял стрелу, натянул энергетическую тетиву, прицелился… Стрела с плоским наконечником просвистела в воздухе, отсекая голову гринира. Его напарник всполошился, кинулся в укрытие с «Гракатой» наготове, но там его настигла вторая стрела. Путь свободен!
Следующее помещение оказалось чем-то вроде машинного отделения. Двухуровневое, огромное, занятое работающими механизмами… и с где-то десятком солдат. Одного я застрелил из двери, подловил также кинувшегося к внезапно убитому товарищу второго… потом раздался хриплый вопль «Свол’чь Тэнно!», и оставшиеся солдаты рассредоточились по машинному отделению, прячась за любыми укрытиями и высовываясь ровно настолько, чтобы иметь возможность стрелять. Мне же было весьма трудно по ним попасть, оставаясь за дверью, к тому же гриниры могут вызвать подкрепление, и меня окружат. Придётся пойти рисковым путём.
Я, прячась от вражеского огня, быстро убрал за спину лук, взял картечный пистолет (этакий миниатюрный дробовик, удерживаемый одной рукой) и меч, примерился и ворвался в машинное отделение, перекатываясь по полу и уходя от выстрелов. Откуда-то сбоку на меня кинулся легкобронированный гринир с широким тесаком в руке, но ударить не успел – заряд картечи в упор превратил его лицо в кровавое месиво. Никогда не понимал, почему «Мясники» – так назывались эти солдаты – не носят защитных масок, в которых у них было бы куда больше шансов… нет, не на выживание, а на то, чтобы подбежать и ударить. И только после этого умереть. Ладно, мне же проще.
Два солдата в тёмно-зелёной броне и с «Гракатами» в руках тоже не пережили порции картечи из «Пираньи», потом я кинулся за какой-то работающий механизм в укрытие, чтоб перезарядить пистолет. Не успел – какая-то сила вдруг дёрнула меня за ногу и потащила, так что я едва не выронил оружие. Меня заарканила подкравшаяся со спины женщина-гринир – в лёгкой броне, опять же без маски, но вооружённая длинным прямым клинком. Эти воительницы могли просто выпотрошить дезориентированного противника за считанные секунды, даже не дав ему возможности подняться на ноги. Но конкретно эта, подцепившая своим гарпуном меня, явно не ожидала моего резкого выпада из положения сидя, за что и оказалась проткнута насквозь мечом. Однако, она оказалась не одна – её прикрывал солдат с дробовиком и в жёлто-коричневой броне, более прочной, чем доспехи рядовых. Он выстрелил – увернуться на таком расстоянии было невозможно даже для Тэнно, но силовые щиты варфрейма поглотили урон, да и саму броню костюма пробить не так легко. Пока гринир пытался осознать, почему его противник ещё жив и даже не ранен, я провёл подкат и ударил его по ногам, опрокидывая на пол. Колющий удар мечом в горло завершил бой.
– Внимание, приближается тяжёлый боец, – вдруг связалась со мной Лотос. Так, вот это уже плохо – похоже, кто-то успел поднять тревогу. Я спрятался в тёмном углу между контейнером и огромной трубой, снова вытащил лук (от пистолета против тяжелобронированного гринира будет мало толку – картечь не пробьёт усиленные доспехи) и стал ждать. Послышались чьи-то шаги, потом гринирский голос проорал:
– От’с кле Тэнно! Спэра ку, хум лам!
– Акре, акре, ху’ус крафэ, – отозвался ещё один, и шаги стали приближаться. Я взял стрелу, приложил её к тетиве и осторожно выглянул из-за трубы, наконец увидев упомянутого Лотос тяжёлого бойца. Высокий (почти на голову выше обычных солдат), облачённый в массивные гранитно-серые доспехи со светлым узором, лицо закрыто защитной маской, в руках держит ракетную установку. Тот уверенно шёл прямо ко мне, внимательно оглядывая все попадавшиеся на пути тёмные углы. Мне ни разу не довелось испытать лук Охотника на элитных бойцах гриниров… надеюсь, режущая стрела пробьёт его броню? Всё же лучше целиться в сочленения. Натянув тетиву, я резко выскочил из-за трубы… и понял, что убить гринира первым же выстрелом не удастся: шея и прочие уязвимые места были надёжно защищены, а рисковать потратить стрелу впустую я не мог себе позволить. Бомбардир вскинул ракетную установку на плечо, но в этот момент я пустил стрелу ему в бедро как в наименее защищённую часть тела. Плоский наконечник рассёк мышцы и, видимо, угодил в артерию – кровь так и брызнула, а гринир на миг потерял прицел, и выпущенная из базуки ракета ушла в потолок. Два рядовых солдата открыли огонь из «Гракат» – поток пуль пока блокировали щиты варфрейма, но стрелять заново времени не было. Придётся прибегнуть к моим силам Тэнно, направляемым через варфрейм. Краткая концентрация, взмах руки – и кислотно-зелёный сгусток энергии бьёт в бомбардира, вырывая саму его душу из тела и отправляя её, как снаряд, в стоящего позади рядового. Бомбардир мёртв, солдат контужен и дезориентирован, а я могу спрятаться обратно за трубу, дав щитам возможность перезарядиться и достав две стрелы – по одной на каждого оставшегося гринира. Снять солдат удаётся без труда, а после – и отключить сигнал тревоги. Непосредственная опасность миновала… пока.
Оставаться в машинном отделении больше нельзя – хоть сирена и отключена, сюда наверняка уже сбегаются солдаты, дабы убедиться, что ситуация действительно под контролем. Я побежал дальше по коридору, стараясь ступать как можно тише. Впереди развилка – я бегу в правый коридор: он более узкий и тёмный, там легче спрятаться. Тупик! Хотя нет – в потолке неработающий вентилятор, за которым виден широкий воздуховод. Взбежать по стене, прыгнуть, ухватиться за край трубы. Упираясь ногами в стену, снять крыльчатку вентилятора, закинуть в воздуховод. Подтянуться на руках, влезть, поставить крыльчатку на место – за пару секунд до того, как два гринирских солдата вбежали в коридор. Они осмотрели его весь, переговариваясь на своём странном языке (смесь исковерканных слов из древнего языка Земли, на котором говорим и мы, Тэнно, и собственных, режущих слух сочетаний букв). Так ничего и не найдя, ушли.
Бесшумно ползя по воздуховоду, я прислушивался к переговорам гриниров. Кто-то распорядился заблокировать двери и обыскать территорию, прилегающую к машинному отделению – значит, уже обнаружили, что победителями из схватки вышли не их солдаты. Надо поторапливаться, и желательно не привлекать внимания – у меня осталась всего половина того запаса стрел, который я взял с собой. Есть ещё пистолет и клинок, но это не лучшее оружие против бронированных гриниров. Конечно, будь я носителем какого-нибудь Локи, мог бы и вовсе без оружия уже стащить нужную информацию и преспокойно улетать на «Лизете» обратно в додзё, а гриниры даже не заподозрили бы о том, что я вообще здесь был. Или Рино – с его-то великолепной бронёй не то что «Гракаты», ракетные установки не страшны. Но мои возможности совершенно иного толка, и они не предусматривают ни лобовых столкновений, ни незаметного проникновения куда угодно.
Сверившись с картой, я понял, что добраться по воздуховодам до самой серверной будет невозможно – впрочем, не стоило и ожидать подобного везения. Но всё же можно было неплохо срезать угол, и я, прикинув самый короткий путь, поспешил к своей цели. Я дополз до развилки, свернул влево… и вдруг совсем рядом сзади послышался гулкий топот. Гриниры! Ну конечно, они догадались, где искать «исчезнувшего» Тэнно! Затаившись у развилки с мечом наготове, я дождался, пока гринирский солдат приблизится, и вогнал клинок ему меж рёбер, зажав рукой рот – чтоб не вскрикнул. В пределах видимости больше никого не было, но вдалеке слышались шаги ещё нескольких. Мёртвого гринира я оттащил в уходящую направо трубу – надеюсь, это на какое-то время пустит преследователей по ложному следу.
Вскоре я добрался до медленно вращающегося вентилятора в потолке. Внизу находился широкий коридор… «Почти такой же, как тот, в котором меня атаковал Охотник» – всплыло невольное воспоминание. Сейчас, однако, вместо Охотника внизу неторопливо расхаживали несколько солдат – то ли четверо, то ли (из вентиляции много не увидишь) пятеро. Вылезти из вентиляции незаметно никак не получалось, да ещё один из солдат вдруг остановился прямо под вентилятором – я даже испугался, что он меня увидел, но гринир не проявлял беспокойства и просто стоял на месте. Придётся вновь пустить в ход силы варфрейма…
Приготовив пистолет и клинок, я примерился и резко ударил ногой по вентилятору, выбивая его. Крыльчатка вентилятора упала патрульному на голову, а вслед из трубы сиганул я, довершая дело мечом. Потом воззвал к своей силе, и остальные солдаты, схватившиеся было за автоматы и дробовики, вдруг в панике бросились прочь. Один из гриниров, почему-то не затронутый «заклинанием», пытался воззвать к благоразумию остальных, крича «Дос рес Тэнно, аттаф! Аттаф!» – от него меня избавил выстрел картечью. Оставив паникующих гриниров в покое, я бросился бежать. Следующий участок коридора привёл в реакторный отсек, где мне пришлось пустить в ход всю свою ловкость, чтобы забраться на узкие трёхъярусные мостки, огибающие реактор. Ещё один коридор… вот она, серверная! Наконец-то!
Охрана там, конечно, была – мои силовые щиты вновь спасли меня от порции пуль – но никаких бомбардиров или тяжёлых пулемётчиков. Двух солдат я уложил выстрелами из пистолета, на третьего, окопавшегося в дальнем конце помещения за контейнером, пришлось потратить стрелу. Больше мне никто не мешал, и я, найдя подходящий разъём на компьютерной консоли, подключил к нему портативный анализатор уязвимостей. Помнится, ещё совсем недавно операционная система, используемая в основной массе гринирской вычислительной техники, имела в себе знатную критическую уязвимость, эксплуатируя которую, можно было за считанные секунды получить доступ к любым файлам. Сейчас, похоже, эту уязвимость всё-таки исправили – автоматический анализатор не сумел вытащить данные. Что ж, никто и не говорил, что будет легко, верно?
Поэкспериментировав с подстановкой разных команд и служебных символов в командную строку, я обнаружил ещё одну уязвимость – тоже весьма удобную, хотя не настолько лёгкую в использовании. Пришлось вывести вручную полный список файлов и таблиц базы данных на экран, а потом скопировать всё на дата-панель. Гриниры, похоже, потеряли-таки мой след – за всё время, что я копался в консоли, никто так и не заглянул в серверную. Через несколько минут копирование завершилось, о чём не преминула сообщить Лотос:
– Отличная работа, Тэнно. Теперь отправляйся к точке эвакуации, – и она передала на мой интерфейс шлема координаты. Я схватил дата-панель и со всех ног помчался к выходу.
Иногда на пути к «Лизету» приходится плутать и пробиваться через вражеское сопротивление едва ли не больше, чем при движении к цели миссии. Однако, на этот раз мне повезло – миновав по большей части пустые коридоры (дорогу мне преградил только один изумлённый солдат, в следующее мгновение лишившийся собственной головы), я выбежал в небольшое служебное помещение, в одной из стен которого было прорезано аккуратное отверстие под спасательную капсулу «Лизета», прикреплённую тут же. Я встал спиной в углубление по форме человеческого тела, закрепил руки и ноги в электромагнитных захватах, в особое гнездо вставил дата-панель с добытой информацией, и связался со своим кораблём:
– Всё готово, Ордис, забирай меня.
Секунд через десять я осознал, что капсула всё ещё на месте. Странно – раньше такого не бывало никогда, челнок подлетал буквально через 3-5 секунд после того, как я фиксировал себя в капсуле (а иногда и быстрее). Я снова попытался связаться с цефалоном «Лизета»:
– Ордис, ты слышишь? Я готов к эвакуации.
Ответа не последовало, прибытия корабля – тоже. Так, вот это уже ненормально…
– Ордис, если ты меня слышишь – ответь немедленно! Это приказ.
Молчание. Признаться, в этот момент я не на шутку перепугался. Что могло случиться с Ордисом, да и с «Лизетом» вообще? Могли ли гриниры его выследить и сбить из гигантских орудий крейсера? Возможно, для кого-то незнакомого с технологиями Тэнно это выглядит весьма логично, но я, поразмышляв, отбросил эту идею в разряд маловероятных. «Лизет» – не боевой корабль, он не несёт на борту какого бы то ни было вооружения, да и защита минимальная. Зато в скорости, манёвренности и скрытности ему нет равных: многочисленные системы маскировки и обмана радаров, особая технология двигателей, почти не излучающая тепло, лёгкие сплавы, делающие челнок крайне отзывчивым к управлению, и идеальный искусственный пилот, неспособный устать или отвлечься… ведь неспособный же?
В общем, сбить «Лизет» было крайне трудно – при желании (и необходимости) на нём можно проникнуть хоть за периметр центрального штаба Сатурна, в резиденцию знаменитого гринирского генерала Саргаса Рука. Полностью исключать вероятность обнаружения, конечно, не стоит, но эти ничтожные доли процента я отложил на тот случай, если никакое другое объяснение подобрать не удастся. Что может быть ещё? Возможно, гриниры пытаются заглушить мой передатчик? Тоже не похоже – связь с Лотос была нормальная… А что, если проверить?
– Лотос, ты меня слышишь?
– Да, Тэнно, я на связи, – немедленно отозвалась Лотос, её голос в коммуникаторе слышался чётко и чисто, без каких-либо помех. – Почему ты ещё на вражеской территории?
О, раз уж она видит, что я всё ещё на гринирском корабле – наверняка сможет и выяснить, что с «Лизетом»?
– У меня проблемы с эвакуацией. Ты можешь увидеть, в каком состоянии «Лизет»?
Надо сказать, что даже мы, Тэнно, весьма слабо представляем, кто или что есть Лотос и какова природа её связи с нами. Иногда кажется, что она способна буквально на всё, связанное с какими бы то ни было взломами и получением доступа к любой технике, но при этом «во плоти» её никто не видел; некоторые из нас подозревают, что Лотос является крайне совершенным искусственным интеллектом, способным эволюционировать и обучаться, подобно живому разуму. Но какова бы ни была природа Лотос, она наверняка сумеет получить доступ к моему космическому челноку, если только его и правда не разнесли на атомы.
Через полминуты упомянутая «совершенный искусственный интеллект» вновь связалась со мной:
– Тэнно, я не могу получить доступ к системам твоего корабля. Мне известно только то, что «Лизет» не повреждён и находится в одном из кратеров Седны, в мёртвой зоне гринирских систем обнаружения.
– Как – не можешь?! – вырвалось у меня. Я еле вернул своему голосу относительное спокойствие:
– Почему Ордис не отвечает на мои вызовы? Почему он не прилетел забрать меня?
– Мне это неизвестно, – бесстрастно отозвалась Лотос. – Цефалон корабля не реагирует на мои команды, и насколько я смогла собрать статистику, его процессоры сейчас загружены на 100%. Это объясняет отсутствие связи.
Стопроцентная загрузка? Да, это, конечно, объясняет, почему Ордис мне не ответил… но чем он, Бездна его поглоти, занимается?! Я ему никаких ресурсоёмких задач не давал, Лотос тоже. Опять, что ли, диагностику проводит? Но эта операция никогда не загружала его до такой степени, чтобы отключить всё восприятие внешних команд… Возможно, это диверсия? Кто-то внедрил в системы «Лизета» вредоносный код, зацикливший Ордиса до состояния перегрузки? Но кто и, главное, как? Гринирам такое не под силу – в технологиях Орокин они ничего не смыслят, хотя при этом активно пытаются использовать. Да и не похоже на них совершенно: если уж предположить, что гриниры обнаружили челнок Тэнно, они бы попытались его присвоить, а если не получилось – уничтожить. Оперативники Корпуса сюда, вглубь гринирской территории, не проберутся, да и если бы даже пробрались – стопроцентно попытались бы похитить «Лизет», а не дезактивировать и бросить. «Чистые» из Новой Локи? Тоже сомневаюсь, что у них есть такие познания.
А что, если… если это Охотник? Я ведь не добил его тогда… возможно, он решил снова мстить мне? И возможности у него для этого есть, и с орокинскими технологиями он знаком не понаслышке…
От размышлений меня отвлёк гринирский вопль: «Свол’чь Тэнно!», и два солдата бросились по коридору к помещению, где крепилась капсула, стреляя из своих «Гракат». Я поспешно отключил магнитные захваты и перекатился по полу, уходя с линии огня. Патроны и стрелы следовало экономить, поэтому одного я убил, проведя подкат и зарубив мечом, а второго – ударом направленной энергии варфрейма. Больше в коридоре никого не было, но это ненадолго – наверняка эти солдаты успели сообщить остальным, и через пару минут тут будет не продохнуть от гриниров. Другого выхода из помещения с капсулой не было. Придётся уходить.
Забрав дата-панель с полученной информацией, я побежал обратно к реакторному отсеку, но не стал спускаться вниз, а перепрыгнул на другой мостик, огибающий цилиндрическое энергоядро и ведущий в короткий коридор с округлой дверью. За дверью оказалась техническая кладовая – небольшое тёмное помещение, заставленное ящиками и стеллажами с инструментами. Здесь можно будет отсидеться (пока гриниры не поняли, куда же я в очередной раз скрылся) и разработать план дальнейших действий.
Итак, что-то неизвестное вывело из строя искусственный интеллект «Лизета», и рассчитывать на него уже не приходится. Как мне покинуть гринирский крейсер? Можно было связаться с Лотос и отправить ей условную последовательность сигналов, служащую у нас аналогом сигнала бедствия. Лотос свяжется с ближайшим свободным Тэнно и отправит его на «поиск и спасение». Но я не был уверен, что в моём положении правомерно будет подавать сигнал бедствия: обычно Тэнно звали на помощь, только оказавшись в плену, без оружия, с разряженными аккумуляторами варфрейма и тяжело раненые. Да и то репутация такого Тэнно могла серьёзно пострадать – ведь мы должны быть лучшими из лучших, наводить ужас на любого врага… а попадание в подобную ситуацию свидетельствует о недостатке либо стратегического и тактического мышления, либо боевого умения (а значит, такой воин не имеет права носить звание Тэнно). В общем, сигнал бедствия стоит отложить до действительно безвыходного положения; пока же я был на свободе, не раненый и даже с оружием и запасом энергии. Значит, искать другой выход. И тут я вспомнил – у гриниров тоже есть маленькие одно- или двухпилотные космические челноки, по размерам ненамного превышающие наши «Лизеты». В любом крейсере есть отсек шаттлов. Мне нужно только найти его, угнать шаттл и если уж не долететь до базы нашего клана, то хотя бы покинуть крейсер. И попытаться починить Ордиса. Решено!
Осторожно выглянув из кладовой и не обнаружив рядом врагов, я спустился по мостикам обратно ко входу в реакторную… и на меня откуда-то выскочил «мясник», которого прикрывал солдат. Отправив отчаянного бойца в нокдаун ударом ноги в лицо, я занялся стрелком, как более опасным противником. Поскольку врагов было всего двое, и они не отличались хорошей бронёй и вооружением, бой оказался несложным… но эти гриниры, похоже, знали, что меня надо ждать здесь. Меня выследили?
Преодолев участок коридора и осторожно выглянув в открывшуюся дверь, я обнаружил, что в следующем, более широком участке (именно здесь я выбрался из вентиляции, когда искал «серверную») с десяток гриниров, в числе которых один тяжёлый пулемётчик, явно караулят это место. Увидев открытую дверь, кто-то из них проорал на своём языке приказ проверить. Значит, на корабле всё же объявили общую тревогу… Сражаться со всеми я не смогу, особенно с пулемётчиком. Бомбардиры, конечно, тоже могут доставить проблем, но снаряды их ракетниц хотя бы летят медленно – можно увернуться, а вот от потока пуль из «Горгоны» никак. Так что пришлось спешно отступить и скрыться; отправленный на разведку солдат прошёлся по коридору, что-то ответил, потом по удаляющимся шагам стало ясно, что он вернулся на пост. Итак, этот путь закрыт. Возможно, есть другие?
Другие пути, конечно, имелись – служебный коридор, ведущий через плохо освещённые и загазованные технические помещения, ещё один участок вентиляционных труб… и я очутился на орудийной палубе гринирского корабля. А вот это уже неплохо – насколько я знаю их конструкцию и планировку, отсек шаттлов должен быть поблизости. Здесь, конечно, тоже были солдаты, но не настолько взвинченные и ожидающие появления Тэнно. А учитывая, что здесь было темно (огромное пространство освещали только несколько тусклых лампочек), да и мест спрятаться хватало – возможно, я даже проберусь через орудийную палубу незамеченным.
Следя за перемещениями и направлением взгляда гриниров, я планировал свой путь так, чтобы не попасться никому на глаза, и прятался, если существовала возможность, что кто-то повернётся в мою сторону. Так я добрался уже до середины, где спрятался за одним из гигантских орудий, когда что-то произошло. И без того неяркие лампы вдруг на миг погасли.
– Раунек-Ка, ты не сбежишь от своего прошлого, – раздался всё тот же жуткий, искажённый голос в моём передатчике. Охотник! Всё-таки он решил добраться до меня… и теперь я не сомневался, что произошедшее с «Лизетом» – его рук дело. В прошлый раз меня спасла исключительно моя штурмовая винтовка, но сейчас я уже не чувствовал себя таким беспомощным: я уже сражался с Охотником, знал, на что он способен, и у меня был его лук. К тому же пришла в голову идея. Я прополз на четвереньках ближе к проходу, который патрулировали гриниры, и присел за управляющей консолью пушки, держа наготове лук и стрелу. Конечно, меня могли там заметить раньше времени… но если план сработает…
– В прошлый раз я не закончил свою работу, – продолжил тем временем голос, слышный только мне. – Неф Эньо должен – и будет – отмщён… Твой приговор – смерть!
Свет погас ещё раз, двери оказались заперты… и в центре оружейной палубы появился он. Всё тот же зловещий воин в чёрном костюме с красными энергоэлементами, окутанный словно бы тёмным дымом, и раздобывший себе новый лук взамен утраченного.
– От’с кле Тэнно, аттаф! – заорал ближайший гринирский солдат, и его товарищи немедленно открыли огонь по Охотнику. Стрела отсекла голову одному, метательный нож полетел во второго, одним мощным взмахом косы Охотник рассёк пополам бросившегося на него «мясника»… а потом охнул, упав на колени со стрелой в спине.
– Что ты… сделал?!
Я не удержался:
– Подстрелил тебя из твоего же лука. А теперь убью!
Выскочив из своего «укрытия», я помчался к раненому Охотнику с мечом наготове, но тот в последний момент исчез, растворившись в облаке дыма. Почему я так не могу?..
Насладиться победой над Охотником не дали два гринира, один из которых прокричал длинную, незнакомую мне, но (судя по тону) явно оскорбительную фразу, вслед за чем они оба начали стрелять. Пришлось приложить одного о стену энергией варфрейма, второго застрелить из лука. Теперь чисто... пора наконец дойти до отсека шаттлов и убраться отсюда.
Дверь, однако, всё ещё была заперта (как всё же Охотник это делает? Что у него за силы вообще?), и на простое нажатие кнопки не открылась, а запросила защитный код. Похоже, придётся взламывать. Положив на пол дата-панель (удивительно, что я её ещё не потерял), я подключил к консоли анализатор и начал подбирать код. Внезапно свет на миг погас снова, дверная панель выдала критическую ошибку и взламываться наотрез отказалась. Я испуганно огляделся, держа наготове лук – не Охотник ли вздумал вернуться? Но никаких признаков Охотника не было. «Наверно, просто проблемы с энергоснабжением», – с облегчением вздохнул я, как вдруг передатчик ожил, выдав серию помех. Потом послышался голос Лотос, но странно прерывающийся и перемежаемый щелчками и шипением:
– Тэнно… уходи оттуда быстрее. За тобой охотится… – дальше только неразборчивый шум. Я спросил:
– Лотос, ты о том чёрном воине с луком и косой? Если да, то я уже его ранил, и он ушёл.
– Нет, – ответила Лотос, – это… …ряд смер… уходи!
Внезапно голос Лотос прервался другим, грубым:
– О. Тэнно. Я хочу с ним поиграть.
Голос явно не принадлежал Охотнику, да и манеры не его совсем. По тону и тембру было похоже на какого-то гринира, но этот гринир говорил на нашем языке довольно чисто – только с некоторым акцентом, не перемежая речь гринирскими словами. Странно… В связь внезапно вклинился второй голос, шипящий:
– Это ч-ч-что, лучш-ш-ш-ее, что у них есссть?
Да что меня сегодня все убить хотят?!
Поразмышлять о вселенской несправедливости не удалось – в проходе вспыхнул ярко-жёлтый разряд энергии, и в нём появились три высоких гринира, с головы до ног закованные в тяжёлую броню. Вместо стандартных масок – зловещего вида закрытые шлемы. Броня на всех была одинакового вида и цвета, но оружие разное: у одного огромный двуручный молот, у другого – дробовик модели «Хек», у третьего – штурмовой щит и пистолет (что-то в этом пистолете привлекло моё внимание, но разглядеть детально возможности не было). Первый из троицы, вооружённый молотом, встал в боевую позу и насмешливо произнёс:
– Надо же, этот варфрейм… как его там, модель Некрос? – выглядит таким… скользким.
Его оборвал второй, с щитом:
– Не будем терять время на эту козявку. Убьём его!
Я перекатился за оружейную панель управления, потом – за постамент пушки, так как двое гриниров открыли по мне огонь из дробовика и пистолета. Вряд ли они окажутся такими уж умелыми и грозными противниками, как Охотник, и силы Тэнно наверняка не умеют блокировать. Поэтому я призвал «теней» уничтоженных мною ранее врагов, натравливая их на неожиданных пришельцев. Это их отвлекло – они начали отстреливаться от рассредоточившихся по палубе «призраков». Увы, тогда же оказалось, что, хоть эти странные гриниры и уступают Охотнику в коварстве и боевых уловках, но вооружены явно по высшему разряду – один залп дробовика уничтожил сразу двух «теней», да вдобавок воин с щитом прикрывал им и себя, и своих товарищей от огня контролируемых мною копий. Вооружённый дробовиком определённо был самым опасным из трёх, поэтому я быстро пустил ему в шею стрелу. Гринир на миг замер, словно бы удивляясь, и выронил дробовик – перед тем, как медленно осесть, заливая пол кровью из рассечённого горла. Второй, с молотом, был занят тем, что колотил моих «теней» – направленный удар энергии решил и его судьбу. Остался последний, с щитом. Как же до него добраться?
Я начал поспешно вспоминать. Гриниры порой использовали такую тактику – отправляли вперёд солдат с большими, в полный рост, прочными щитами. Они прикрывали остальных от вражеского огня, давая снайперам и тяжёлым пулемётчикам возможность изрешетить противника пулями. Сами щитоносцы были вооружены только практически не опасными малокалиберными пистолетами. Эти трое гриниров, видимо, использовали почти такую же тактику – щитоносец прикрывает того, что с дробовиком, а «молотобоец» старается связать противника рукопашным боем. Если бы у меня был огнемёт или лазерное оружие Корпуса – щит не стал бы проблемой, но из лука или картечного пистолета его точно не пробьёшь. Ударом энергии? Тоже не факт, что получится… Идти в рукопашную тоже сложно – придётся забраться к нему за спину, для чего надо или быть настоящим мастером боя, даже для Тэнно (каковым я себя не считал), или обладать способностью делаться невидимым. К сожалению, я не Локи и не Эш. Оставалось одно – подловить гринира в тот момент, когда он вздумает выстрелить из своего пистолета, для чего ему, конечно, придётся открыться хотя бы на секунду.
Мы некоторое время ходили по кругу лицом к лицу, примериваясь. Гринир знал, что замыслил я, я точно так же знал о его намерениях. Он явно не отличался говорливостью, в отличие от напарников, хотя в один момент процедил:
– Их будет сложно заменить, – ссылаясь на уничтоженных соратников. Я ничего не ответил, только держал наготове лук и стрелу. Главное – успеть выстрелить…
Атаковали мы друг друга одновременно: гринир на миг выглянул из-за щита, я пустил в него стрелу, он в меня выстрелил два раза из своего пистолета. Увернуться на таком близком расстоянии было нереально, да я даже и не пытался, памятуя о стандартном вооружении гринирских щитоносцев…
Зря не пытался, очень зря. Жуткая боль пронзила всё тело, перед глазами всё потемнело, я повалился на пол, с трудом это осознавая. Словно в меня всадили пулемётную очередь или залп дробовика «Вепрь» в упор. С трудом приподнявшись, я обнаружил, что весь мой варфрейм в крови и пробит десятками мелких и очень острых картечин. Стоп, но пистолеты щитоносцев так не работают – пронеслась в голове глупая мысль. Два выстрела из такого не пробили бы даже энергощит. Из чего он по мне стрелял?!
Собрав остатки сил, я вцепился рукой в подвернувшийся рядом труп какого-то солдата, пытаясь своей энергией Тэнно «высосать» остатки его жизненных сил – ещё одна способность, даруемая варфреймом Некрос. Получалось с трудом; всё же боль утихла, я мог видеть ясно и, кажется, даже стоять. Я подполз к щитоносцу на четвереньках. Тот ещё дышал, но рана была смертельной – стрела пробила шлем и, видимо, поразила мозг сквозь глазницу. На моё присутствие и вообще на что-либо гринир не реагировал. Я попытался добить его, но с трудом смог вогнать меч в его тело – только надавив сверху собственным весом, силы мне не хватало. Из его разжавшихся пальцев я вытащил пистолет, чтобы рассмотреть, и ахнул от удивления. Это же легендарный Бракк!..
Я уже знал от других Тэнно, что около трёх лет назад (я тогда ещё находился в анабиозе) произошёл масштабный конфликт между гринирами и Корпусом из-за обнаруженного хранилища Орокин с действующими криокапсулами Тэнно. Если бы эти капсулы попали в руки агентов Корпуса, спящие там Тэнно подверглись бы жестоким экспериментам. И нам, Тэнно, пришлось помогать гринирам выиграть этот конфликт, в дальнейшем известный как «Дилемма Градивуса». Гринирами там командовал генерал Рук, оказавшийся не чужд воинской чести. И несколько лучших Тэнно получили такие пистолеты – шедевр гринирского оружейного мастерства, обладающие невероятной для своих габаритов мощностью. Неудивительно, что ни мои щиты, ни броня самого варфрейма не выдержали двух выстрелов из Бракка в упор. И, думаю, я имею полное право забрать его себе!
Гм… только как отсюда выбраться? Кое-как поднявшись на ноги, я с трудом доковылял до запертой двери. Консоль по-прежнему выдавала критическую ошибку. Конечно, это была не единственная дверь, ведущая в нужном мне направлении – у противоположной стены имелась ещё одна, закрывающий механизм которой, надеюсь, не пострадал. Но даже если я взломаю дверь – вряд ли впереди меня не ждёт никакого сопротивления. А в своём текущем состоянии я не могу ни сражаться, ни передвигаться скрытно – да я даже ходить, не держась за стенку, не могу! Придётся признать: настала та самая безвыходная ситуация, когда остаётся только слать сигнал бедствия и ждать помощи… и готовиться к насмешкам и надменным взглядам остальных Тэнно. Но я ведь не виноват, я не совершил никакой ошибки, и то, что я здесь застрял – не результат моего неумения или недальновидности!.. Ладно, оплакивать свою репутацию буду потом, как спасусь. Надо связаться с Лотос, запросить помощь и дождаться её.
Но я не успел вызвать Лотос – передатчик зазвучал голосом, который я меньше всего ожидал услышать:
– …Оператор? Оператор, вы --ещё живы-- то есть, уже завершили миссию?
– ОРДИС?! – всё равно рядом никого нет, а двери заперты. – Ордис, забери тебя Бездна! Что с тобой случилось?
– Оператор, простите! Я надеюсь, вы не запустите последовательность самоуничтожения… хотя если да, то я пойму…
«Чего это он? При чём здесь самоуничтожение?»
– Ордис, да объясни ты нормально! Что произошло?
– Оператор, простите! – снова затараторил корабельный цефалон, внезапно начиная говорить словно бы двумя голосами. – Ордис просто --ИСПЫТАЛ САМЫЙ УЛЁТНЫЙ-- пригласил Суду на свидание в компьютерную систему «Лизета». И мы с ней --ЗАБЫЛИ НАФИГ ПРО ВРЕМЯ-- бдззз… простите, Оператор – слегка увлеклись.
…Так, у меня, похоже, уже бред начинается. Странно – перед глазами тумана нет, в ушах не шумит, мысли вроде ясные, хоть и больно… Я переспросил:
– Что-что? Прости, Ордис, я тебя как-то не так понял… Не мог бы ты повторить, желательно без глюков с голосом?
Коммуникатор некоторое время молчал, потом снова раздался голос Ордиса:
– Оператор, я пригласил цефалона Суду на свидание в компьютерную систему «Лизета». Мы… несколько увлеклись друг другом, и я забыл о связи. Простите!..
Я просто заткнулся, переваривая услышанное. Ордис пригласил Суду на свидание. Искусственный, вирус ему в системные файлы, интеллект – даже не материальный объект, а существующий только в виде программной среды – приглашает другого такого же на свидание. Другую такую же, точнее… у которой я к тому же надеюсь узнать что-нибудь про Охотника…
Что не так с этим миром?!
Казалось бы, мысль о том, что Ордис просто-напросто забыл про меня, пока… кхм, наслаждался обществом Суды, должна сейчас преобладать в моём сознании. Я должен быть в гневе, должен обвинять его в предательстве, обдумывать наказание… но почему-то ничего подобного не испытывал. Да и как вообще можно наказать цефалона? Удалить из систем корабля? Потеряю я намного больше, чем приобрету – в современной Солнечной системе уже никто не сможет разработать аналог. К тому же удаление в случае Ордиса равносильно убийству, а «убивать» его было бы совершенно неправильно. Это как… если бы мой ручной кубро внезапно начал ходить на двух ногах, говорить и изрекать философские постулаты, поддерживая при этом доказанную ложной теорию – что-нибудь типа геоцентрической системы. И здесь принцип тот же самый: недавно осознавшая себя личность начала позиционировать себя в этом мире, совершив некую ошибку. Следовательно, мой долг – научить его, помочь постичь то, что разумные обитатели Солнечной системы постигают в самом начале жизни. Ведь, кажется, теперь Ордис и Суда окончательно стёрли ту грань между возможностями искусственного и живого разума. На что они окажутся способны ещё?..
Боль и слабость от ран, впрочем, никуда не делись, напоминая о насущных проблемах, и я прошипел в коммуникатор:
– Ордис, вытащи меня отсюда сейчас же! Иначе на самом деле прикажу самоуничтожиться!
– Конечно, Оператор!
За иллюминаторами через считанные секунды возник «Лизет», сначала улетевший куда-то в конец крейсера, потом вернувшийся к орудийной палубе. Он кое-как пристыковался к гринирскому кораблю, прорезая в обшивке отверстие. Через минуту кусок металла грохнулся на пол, открывая спасательную капсулу «Лизета».
– Если осмелюсь попросить… Оператор, залезайте в капсулу быстрее, – прямо-таки нерешительно (кто только этим ИИ такие голоса делал – от живого не отличишь) сказал Ордис. – Эта стена очень неудобна для стыковки.
Я и сам был абсолютно не против «быстрее», поэтому, подобрав дата-панель (цель миссии должна быть выполнена!) и трофейный Бракк, доплёлся до капсулы и кое-как разместился в ней, предвкушая нормальную медицинскую помощь и заслуженный отдых в додзё. Правда, как я теперь буду объяснять своим, почему так задержался на миссии, ибо фраза «У меня цефалон-ловелас» заставит всех усомниться в ясности моего рассудка? И заодно – как буду смотреть самой Суде в гла… кхм, в интерфейс?..
Но как всё-таки наказать Ордиса, вероломно забывшего меня на гринирском корабле на милость Охотника и, как оказалось, Трио Грустраг, я ещё подумаю!


Имена Тэнно, естественно, содраны с моего же персонажа и персонажей соклановцев в игре; "Охотником" главгерой зовёт Сталкера. Чтоб представить всё "в лицах", подкину пару ссылок:
Ордис, компьютерный пилот "Лизета" (другие ИИ выглядят примерно так же)
Сам "Лизет"
Гриниры
Фрейм Некрос

@темы: типа юмор, писанина, Warframe